Jump to content
  • Chatbox

    Load More
    You don't have permission to chat.

Стихи, которые трогают зА душу


Recommended Posts

Ходи к своей МАМЕ в гости

Пока твоя МАМА жива

Она ни о чём не спросит,

Усадит тебя сперва -

 

 

А у меня подобные стихи в первую очередь с бабушкой ассоциируются...Уже 4 года как ее нет и 25 - как я уехала из родных мест, а до сих пор самым уютным местом на земле представляется ее домик в деревне... В который потом приезжала не так часто, как хотелось бы, но каждый раз - абсолютное погружение и возвращение в Детство, где тебя любят просто так... Дом, который родители, к сожалению, уже продали... Вот так с уходом близких мы теряем нашу маленькую Родину и наше Счастливое Детство...:(

  • Like 8
Link to comment
Share on other sites

С утра Ильич залез на броневик,

прокашлялся, хлебнул из фляжки воду

и битый час, не глядя в черновик,

втирал мозги служивому народу,

Народ с похмелья одурел, узнав,

что все ему принадлежит в России,

солдаты - захватили телеграф,

матросы - побежали грабить Зимний.

Когда бы дело было не спьяна,

неясно, как бы дальше обернулось,

но дул норд-вест, Фаина промахнулась,

и началась гражданская война.

Четыре года, не жалея ног,

кто был ни с чем - по городам и весям

ходил с ружьем и хапал все, что мог,

а что не смог - поджег или повесил.

Ильич болел, заметно спал с лица

и, чтобы долго не тянуть резину,

вздохнул и удалился к праотцам,

оставив власть Иосифу-грузину.

Что делать с властью - тот пока не знал

и как-то раз, от мыслей утомленный,

решил построить Беломорканал

и лагеря для слишком одаренных.

Однажды Йосик, сильно подустав

держать народ в ежовых рукавицах,

сидел, курил табак, но супостат

нахально утром перешел границу.

С тем супостатом, честно говоря,

вполне могли бы справиться к обеду,

но полстраны сидело в лагерях

и не ковало общую победу.

Ливонцев мы бивали, и не раз,

про то рассказ в прадедовой былине,

и хоть народу полегло у нас,

но мы войну закончили в Берлине.

Чуть оклемались - новая печаль

легла на весь народ советский грузом -

грузин пошел проведать Ильича,

и наступило время кукурузы.

Теплело - новый барин как-никак,

тех, кто сидел безвинно - отпустили,

и запустили в космос двух собак,

и сельское хозяйство запустили.

Потом партсъезд и новый поворот -

Никиту отстранили от работы,

всю власть прибрал Ходячий Анекдот,

и жизнь пошла похлеще анекдота.

На труд ходила с песнями страна,

(сменилась власть, сменилась и харизма),

мы помним - БАМ, Магнитка, Целина -

наш светлый путь к победе Коммунизма.

Хоть жизнь идет, а смерть не за горой,

на многих судьбах след афганской пыли,

и умер Пятизвёздочный Герой,

и мы его смеясь похоронили.

И началось - по радио Шопен,

Бетховен, Бах, другие виртуозы -

во властной кухне членоперемен

вожди менялись, словно в вазе розы.

Страна еще жила под кумачом,

и всем казалось это неизменным,

но Михаил Сергеич Горбачев

решил стране устроить перемены.

Консенсус, гласность, праздник для души -

собрания народных депутатов,

но тут Бориска Мише предложил

освободить кремлевские палаты.

В лесной глуши, вдали от шумных мест

трех коммунистов посетила муза,

и сей же час издали манифест,

что больше нет Советского Союза.

Отметив это дело по сто грамм,

вчерашние поборники марксизма

спокойно разбежались по домам...

Но жив бессмертный Призрак Коммунизма...

Link to comment
Share on other sites

Антисимитам не читать!  :D

 

Четверостишья Владимира Орлова

Если  вспомнить кто был главредом ЛГ (Александр Борисович Чаковский),
когда Вл.Орлов опубликовал приведенную эпиграмму:
""Мы все друзья, и все мы братья",
- сказал Удав, раскрыв объятья",
то становится совсем смешно и немножко грустно!!!
 
 
Когда читаешь Владимира Орлова, в сознании возникает образ автора - неистощимого весельчака и юмориста. Однако при случайной встрече с ним я увидел нечто противоположное - человека мрачного, больного, с трудом передвигавшегося.

Многим, вероятно, довелось видеть добрый мультик "Цветное молоко", в основу которого положено одно из стихотворений Орлова, читать его веселую книгу "Прочтите взрослым", смотреть орловские пьесы в кукольных театрах СССР и СНГ, слушать передачи "С добрым утром", привлекавшие остроумными миниатюрами поэта, наслаждаться песнями на его слова в исполнении Валентины Толкуновой. А его яркие смешные выступления в "Литературной газете", где фигурировала вымышленная, но тем не менее знаменитая личность шутника Евгения Сазонова, над созданием которой немало потрудилось и острое перо Орлова.


Были у Орлова и "крамольные" произведения. В дни подавления Пражской весны советскими танками в Чехословакии (август 1968 года) он написал для "Литературки" эпиграмму:

""Мы все друзья, и все мы братья", - сказал Удав, раскрыв объятья".

Эпиграмма пошла в номер. Когда главный редактор с опозданием обнаружил "опасную крамолу", он схватился за голову. Удалось уничтожить только часть тиража.


Но почему исконная русская фамилия Орлов? Псевдоним?

Нет, фамилия подлинная. Ее поэт унаследовал от отца, а тот - от своего деда-кантониста, получившего за солдатское усердие участок земли в Крыму и в придачу - громкозвучную фамилию своего полкового командира. Земледелие пришлось старому солдату по душе.


Обладая феноменальной способностью "смотреть в корень" и рифмовать на ходу, Орлов нередко веселил своих товарищей неожиданными и довольно смешными репликами.


Однажды в дружеском кругу, наслаждаясь арбузом, Орлов вдруг спросил:

Какая примечательная особенность арбуза?

- Сладкий, - ответил один.

- Бывает и кислый, - парировал Орлов.

- Сочный, - сказал другой.

- Бывает и жесткий.

- Какая же? - допытывались.

- Все просто: у арбуза - всюду пузо.

- А ведь верно! - восхищались друзья. - Юморист, мудрец, настоящий тебе Спиноза!

- Всем юдофобам в задницу заноза, - прибавил Орлов.


Афоризм об арбузе стал крылатым, как и многие миниатюры Орлова.


С годами я мучительно старею,

хирею, пропадаю ни за грош.

Я стал похож на старого еврея,

а был на молодого я похож



ТРЕТИЙ

Подрастали у царя

Три сынка-богатыря:

Пантелей и Никодим, третий - вовсе был Рувим.

Ведь из трех богатырей , кто-то должен быть еврей.

Двое пьют, едят, храпят, третий - всюду виноват.


Покуда

Никто себя, наверно не осудит

За неудачи родины своей.

За все грехи, покуда жить в ней будет

Всего один-единственный еврей.


После исхода

У жителей печальных

Спросили как-то раз:

- Ну, как у вас, нормально

с евреями сейчас?

И сразу же печальный

услышали ответ:

-С евреями нормально,

а без евреев нет!


Конспиратор

Считался верноподданным и чистым,

Ни в чем властями не подозреваемый,

Но был в душе отважным сионистом -

И раскололся лишь в Израиле.


Тут и там

Тут плохо говорили об Ароне -

Мол он плохой трудяга и солдат,

А там о нем сегодня говорят:

"Арон готов к труду и обороне".


В чем суть

Шел Василь с тоской своею

ранним утром в тишине,

"Бей жидов - спасай Расею!" -

Прочитал он на стене.

У стены стоял он тихо,

вдруг усы расправил лихо

И сказал, вникая в суть:

- Hi, нi, нi! Нехай живуть!


Господам Макашевым

Враждебность и ненависть в людях посеяв

Не ждите в народе желанных ростков;

Чем меньше в стране остаeтся евреев,

Тем больше становится новых врагов.


Под общей крышей

Под общей крышей небосвода,

Враждой своею знамениты,

Живут на свете два народа:

Евреи и антисемиты.


Фаршированная рыба

Призвав на помощь шутку и улыбку,

И женскую фантазию свою,

Eврейка может маленькою рыбкой

Почти досыта накормить семью.


Очень жаль

Бывает очень жаль, ей-богу,

И очень грустно, что пока

Не водят женщин в синагогу

Для обрезанья языка.


Старческие изменения

Внешне мы меняемся, старея -

Лица все печальней и добрее,

На моих глазах антисемит

cтал похож на старого еврея.


ШАЛОМ

Mой внук живёт за рубежом.

Он в трубку мне кричит: - Шалом!

- Шалом! - кричу я удивлённый.

А сам сижу ошаломлённый.


ПОКА

Мы пьём, влюбляемся, жуём

В лихие дни и в светлые.

Пока на свете мы живём,

Мы временно бессмертные.


РАССТАВАНИЕ

Давно не курю, позабыл о вине,

Любовь улетела свободною птичкой.

Дышу потихоньку. Но, видимо, мне

Придётся проститься и с этой привычкой.

 

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Марина Цветаева

Не запрещай себе Мечтать –
Пусть не в цветном, пусть в чёрно-белом;
Пусть ты открыта ветрам, стрелам –
Сними замок, сорви печать !
Не запрещай себе Творить,
Пусть иногда выходит криво –
Твои нелепые мотивы
Никто не в силах повторить.
Не обрывай свои Цветы,
Пускай растут в приволье диком
Молчаньем, Песней или Криком
Среди безбрежной пустоты.
Не запрещай себе Летать,
Не вспоминай, что ты не птица:
Ты не из тех, кому разбиться
Гораздо легче, чем восстать.
Не запрещай себе Любить,
Не нужно чувств своих бояться:
Любовь не может ошибаться
И всё способна искупить.
Не бойся Жить, не бойся Петь,
Не говори, что не умеешь:
Ты ни о чём не пожалеешь –
Да будет не о чем жалеть !
Не бойся в камне прорастать,
Под небосвод подставив плечи.
Пусть без Мечты порой и легче –
Не запрещай себе Мечтать !

  • Like 5
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Ну, здравствуй, Прошлое! Входи! Располагайся...
Не прячь глаза, горжусь тобой я – знай!
Снимай пальто, вот... в тапки обувайся,
Сейчас мы будем пить с тобою чай!

Ты как-то похудело, помрачнело.
Болеешь или начало хандрить?
Эх, Прошлое! Как время пролетело!
Есть вспомнить и о чём поговорить!

А помнишь, Прошлое, как мы с тобой мечтали!
Как вместе шли рука к руке вперёд,
Да! Жаль, что так нелепо мы расстались...
Давай чайку плесну – растопим горький лёд!

Ты говоришь – я сильно изменилась,
Давно тебе я писем не писала.
Прости. Я тут в Грядущее влюбилась,
Любовь слепа... Я поняла это сама.

А знаешь, Прошлое! Ты часто стало сниться.
А я, порой, хочу тебя забыть!
Но только знаю этому не сбыться:
Что было – нам того не изменить!

Прости меня за невниманье к жизни,
Прости за неусвоенный урок,
Прости за всю чудовищность цинизма,
С которым посылала я к тебе упрёк.

Давай не будем больше расставаться!
Тебя я с Настоящим подружу.
Не хочешь?... Что? Уже пора прощаться?
Ну что ж... Давай до двери провожу!


Страница Чем старше, тем моложе

  • Like 3
Link to comment
Share on other sites

Горсточку русских сослали

В страшную глушь, за раскол,

Волю да землю им дали;

Год незаметно прошел -

Едут туда комиссары,

Глядь - уж деревня стоит,

Риги, сараи, амбары!

В кузнице молот стучит.

Мельницу выстроят скоро.

Уж запаслись мужики

Зверем из темного бора,

Рыбой из вольной реки.

Вновь через год побывали,

Новое чудо нашли:

Жители хлеб собирали

С прежде бесплодной земли.

Дома одни лишь ребята

Да здоровенные псы;

Гуси кричат, поросята

Тычут в корыто носы...

Так постепенно в полвека

Вырос огромный посад -

Воля и труд человека -

Дивные дивы творят!

Все принялось, раздобрело!

Сколько там, Саша, свиней,

Перед селением бело

На полверсты от гусей;

Как там возделаны нивы,

Как там обильны стада!

Высокорослы, красивы

Жители, бодры всегда,

Видно - ведется копейка!

Бабу там холит мужик:

В праздник на ней душегрейка -

Из соболей воротник!

Дети до возраста в неге,

Конь - хоть сейчас на завод -

В кованой, прочной телеге

Сотню пудов увезет...

Сыты там кони-то, сыты,

Каждый там сыто живет,

Тесом там избы-то крыты,

Ну уж зато и народ!

Взросшие в нравах суровых,

Сами творят они суд,

Рекрутов ставят здоровых,

Трезво и честно живут,

Подати платят до срока,

Только ты им не мешай".

- "Где ж та деревня?" -

"Далеко, Имя ей: Тарбагатай,

Страшная глушь, за Байкалом...

Так-то, голубчик ты мой,

Ты еще в возрасте малом,

Вспомнишь, как будешь большой...

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Отцы пустынники и жены непорочны, 
Чтоб сердцем возлетать во области заочны, 
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,

Сложили множество божественных молитв; 

Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Все чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

 

А.С. Пушкин

 

Терпи безропотно всё в жизни,
Взирай на Господа Христа, 
Как нес Он Крест Свой на Голгофу,

Чтоб быть распятым за тебя.

 

Протоиерей Николай Гурьянов

 

Чему бы жизнь нас ни учила,
Но сердце верит в чудеса:
Есть нескудеющая сила,

Есть и нетленная краса.


И увядание земное
Цветов не тронет неземных,
И от полуденного зноя
Роса не высохнет на них.

И эта вера не обманет
Того, кто ею лишь живет,
Не всё, что здесь цвело, увянет,
Не всё, что было здесь, пройдет!

Но этой веры для немногих
Лишь тем доступна благодать,
Кто в искушеньях жизни строгих,
Как вы, умел, любя, страдать.

Чужие врачевать недуги
Своим страданием умел,
Кто душу положил за други
И до конца всё претерпел.

Ф.Тютчев

 

Спасибо, Господи, за каждый новый день,
За то, что в сердце круглый год цветёт сирень...
За то, что рядом настоящие друзья,
За то, что "МЫ" - в стократ важней, чем просто "Я"...

Спасибо, Господи, что крылья мне латал,
Когда жестокий бес, с ухмылкой, их кромсал...
За то, что вёл меня за руку в темноте,
Не разрешая изменять своей мечте...

Спасибо, Господи, за то, что верю я
В людей вокруг, а рядом дружная семья...
За то, что беды научили твёрже быть,
И подтвердили, что надежду не сломить...

Спасибо, Господи, за мой нелёгкий путь,
А слабость прежнюю прости и позабудь...
Теперь я знаю, в каждой трудности – урок...
Экзаменует нас не жизнь, а мудрый Бог...

Спасибо, Господи, за каждый новый вдох,
За то, что многим, как и мне, в беде помог...
За детский смех, что наполняет счастьем дом...
Спасибо, Господи за то, что мы живём...

Инна Родионова

 

УЧИСЬ ПРОЩАТЬ…

Учись прощать, молись за обижающих,
Зло побеждай лучом добра,

Иди без колебаний в стан прощающих

Пока горит Голгофская Звезда.

Учись прощать, когда душа обижена,
И сердце, словно чаша горьких слёз,
И кажется, что доброта вся выжжена,
Ты вспомни, как прощал Христос!

Учись прощать, прощай не только словом,
Но всей душой, всей сущностью твоей.
Прощение рождается любовью
В борении молитвенных ночей.

Учись прощать, в прощении радость скрыта,
Великодушие лечит как бальзам,
Кровь на кресте за всех пролита,
Учись прощать, чтоб был прощен ты сам.

Борис Леонидович ПАСТЕРНАК. 

 

Стихотворение "Россия" осенью 1917 года

было послано Их Императорским Величествам в г.

Тобольск. В 1919 г. оно было впервые напечатано в

газете "Доброволец", выходившей в г.Кисловодске,

а позднее было опубликовано в №2

газеты "Царь-Колокол" от 31 августа 1920 г.,

издававшейся в г. Севастополе Н. П. Измайловым.

 

Была Державная Россия,

Была великая страна

С народом мощным, как стихия,

Непобедимым, как волна.

Но, под напором черни дикой,

Пред ложным призраком "сво-бо-д"

Не стало Родины великой

Распался скованный народ.

В клочки разорвана порфира,

Растоптан царственный венец,

И смотрят все державы мира,

О, Русь, на жалкий твой конец!

Когда-то властная Царица,

Гроза и страх своих врагов,

Теперь ты жалкая блудница,

Раба, прислужница рабов!

В убогом рубище, нагая,

Моля о хлебе пред толпой,

Стоишь ты, наша Мать родная,

В углу с протянутой рукой.

Да будут прокляты потомством

Сыны, дерзнувшие предать

С таким преступным вероломством

Свою беспомощную Мать!

1917 г.

 

Не устыдись, склонив свои колени,

Благодарить в восторге небеса,

Что зришь еще один расцвет сирени

И слышишь птиц весенних голоса.

 

Земля цветет, вчера еще нагая,

Цветет душа, ее цветам внемля.

Нисходит в сердце радость всеблагая.

Ценней бессмертья - смертная земля!

 

Один лишь раз живя на этом свете

И ощущая землю только раз,

Забудь о судьбах будущих столетий:

Вся жизнь твоя - в лучах раскрытых глаз!

 

Игорь Северянин

 

Великой княгине Елисавете Феодоровне

 

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:

‎Ты так невыразимо хороша!

О, верно под такой наружностью прекрасной

‎Такая же прекрасная душа!

 

Какой-то кротости и грусти сокровенной

‎В твоих очах таится глубина;

Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;

‎Как женщина, стыдлива и нежна.

 

Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой

‎Твою не запятнает чистоту,

И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

‎Создавшего такую красоту!

 

Константин Романов (К.Р.)

Село Ильинское

24 сентября 1884

  • Like 4
Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

Почему люди пьют водку?
Теплую, противную -
Полные стаканы
Пошлого запаха
И подлого вкуса?
Потому что она врывается в глотку,
Как добрый гуляка
В баптистскую молельню,
И сразу все становится лучше.
В год мы растем на 12 процентов
(Я говорю о валовой продукции.
Война замедляла рост производства).
Стакан водки дает побольше.
Все улучшается на 100 процентов.
Война не мешает росту производства,
И даже стальные протезы инвалидов

Становятся теплыми живыми ногами -
Всё - с одного стакана водки.

Почему люди держат собаку?
Шумную, нелепую, любящую мясо
Даже в эпоху карточной системы?
Почему в эпоху карточной системы
Они никогда не обидят собаку?
Потому что собака их не обидит,
Не выдаст, не донесет, не изменит,
Любое достоинство выше оценит,
Любой недостаток простит охотно
И в самую лихую годину
Лизнет языком колбасного цвета
Ваши бледные с горя щеки.

Почему люди приходят с работы,
Запирают двери на ключ и задвижку,
И пять раз подряд, семь раз подряд,
Ночь напролет и еще один разок
Слушают стертую, полуглухую,
Черную, глупую патефонную пластинку?
Слова истерлись, их не расслышишь.
Музыка? Музыка еще не истерлась.
Целую ночь одна и та же.
Та, что надо. Другой - не надо.

Почему люди уплывают в море
На два километра, на три километра,
Хватит силы - на пять километров,
Ложатся на спину и ловят звезды
(Звезды падают в соседние волны)?
Потому что под ними добрая бездна.
Потому что над ними честное небо.
А берег далек - его не видно.
О береге можно забыть, не думать.

Борис Слуцкий

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Ну, а дед мой седой
усмехался в усы,
Всё кричал: "Вот шальной!
Весь в отца, сукин сын!
Тот был тоже мастак
уходить от погонь,
От ушей до хвоста
весь горел, только тронь!"

Никого к себе не подпускал
Даже с белым сахаром.
Мамку раз до смерти напугал,
Охала да ахала:
"Ой, смотри, сыночек, пропадёшь,
С кручи дурнем сброшенный!"
Только знал я, что не подведёшь
Ты меня, хороший мой!

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Слепому подарили краски... Но не со злобы – шутки ради...
И видели, как от бедняги привычный уходил покой;
Он молча трогал каждый тюбик, и кистью свои пальцы гладил,
И осторожно прикасался к холсту дрожащею рукой.

И устыдились... И жалели, что поступили так жестоко,
Что поглумиться захотели... А он – поверил и пошел...
Пошел, не ведая, не видя... пошел, не зная – веря только,
Что холст и краски появились, чтоб стало очень хорошо.

Но он в своей бессветлой жизни не видел ни одной картины.
И он никак не мог осмыслить само понятие «цвета».
И мир внутри него цветущий, не тронутый мирской рутиной,
Показывал ему незримо, что жизнь – совсем-совсем не та...

Совсем не та, что нам рисуют и предлагают в это верить...
Совсем не та... но он не видит, он только слышаньем живет...
И он давно привык по звукам, по запахам, по боли мерить
Происходящее снаружи... всё чувствуя наоборот...

Без школ, пособий и уроков, наставниками не измучен,
Он выливал в картинах душу, он отдавал – не рисовал...
Он отдавал себя, не глядя; не так, как мог бы быть научен;
Не так, как мог бы это видеть, а так, как сердцем понимал...

В его картинах солнце – грело... В его ручьях – сводило ноги...
И там, где рисовал он слезы, там боли было с океан...
И даже ветер был соленым у моря с берегом пологим...
И даже теплым Первомаем совсем по-детски пах тюльпан...

И звуки! – сколько было звуков! Звучало всё, но лишь – чуть слышно...
Гудели тучи, пели птицы, журчали нежно ручейки...
Шумели клены и березы, и друг о дружку бились вишни,
Стеклянным звоном наполняя фруктовый садик у реки...

И все смотрели, восхищаясь... один художник знаменитый
Слез не скрывая, тихо плакал, сливаясь с шумною толпой...
Воспитанник хорошей школы, любимый многими, маститый,
Он понял, что впервые в жизни он пожалел, что не слепой...

© Марина Желтова

  • Like 4
Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Muere lentamente quien no viaja,
quien no lee, quien no escucha música,
quien no halla encanto en si mismo.

Muere lentamente quien destruye su amor propio,
quien no se deja ayudar.

Muere lentamente quien se transforma en esclavo del habito, repitiendo todos los días los mismos senderos,
quien no cambia de rutina,
no se arriesga a vestir un nuevo color
o no conversa con desconocidos.

Muere lentamente quien evita una pasión
Y su remolino de emociones,
Aquellas que rescatan el brillo en los ojos
y los corazones decaidos.

Muere lentamente quien no cambia de vida cuando está insatisfecho con su trabajo o su amor,
Quien no arriesga lo seguro por lo incierto
para ir detrás de un sueño,
quien no se permite al menos una vez en la vida huir de los consejos sensatos…
¡Vive hoy! - ¡Haz hoy!
¡Ariesga hoy!
¡No te dejes morir lentamente!
¡No te olvides de ser feliz!

 

Pablo Neruda 

Edited by Miss_30
  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

tTy6bY_5pLU.jpg

 

Женщина... Небесное создание.
Воплощение сказочной мечты.
Облако несбыточных желаний.
Ветер из добра и красоты.
Сколько сил затратила природа,
Создавая Женщину на свет!?
Что вложила доброго и злого
В этот многоликий силуэт?
Безмятежность летнего рассвета,
Чистоту холодного ручья,
Теплоту из солнечного света,
Свежее дыхание дождя.
Странную загадочность тумана,
Чувственность из утренней росы,
Буйство разъярённого вулкана
И непредсказуемость грозы!

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

 

Константин Симонов

Открытое письмо

1943

Женщине из г. Вичуга

Я вас обязан известить,

Что не дошло до адресата

Письмо, что в ящик опустить

Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,

Он не был ранен словом пошлым,

Не вздрогнул, не сошел с ума,

Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов

В атаку у руин вокзала,

Тупая грубость ваших слов

Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,

Стянув кровавой тряпкой рану,

Письмо от вас еще все шло,

Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал

И смерть оборвала дыханье,

Он все еще не получал,

По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,

Что, завернувши в плащ-палатки,

Мы ночью в сквере городском

Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там

И рядом тополь — для приметы...

А впрочем, я забыл, что вам,

Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли...

Его, за смертью адресата,

Между собой мы вслух прочли —

Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка

У вас. По общему желанью,

От имени всего полка

Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,

Как вы знакомы с новым мужем.

А старый, если и придет,

Вам будет все равно ненужен.

Что вы не знаете беды,

Живете хорошо. И кстати,

Теперь вам никакой нужды

Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал

И вас не утруждал бы снова...

Вот именно: «не утруждал»...

Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.

Мы перечли их терпеливо,

Все те слова, что для него

В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»...

Да где ж вы душу потеряли?

Ведь он же был солдат, солдат!

Ведь мы за вас с ним умирали.

Я не хочу судьею быть,

Не все разлуку побеждают,

Не все способны век любить,—

К несчастью, в жизни все бывает.

Ну хорошо, пусть не любим,

Пускай он больше вам ненужен,

Пусть жить вы будете с другим,

Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем.

Но ведь солдат не виноват

В том, что он отпуска не знает,

Что третий год себя подряд,

Вас защищая, утруждает.

Что ж, написать вы не смогли

Пусть горьких слов, но благородных.

В своей душе их не нашли —

Так заняли бы где угодно.

В отчизне нашей, к счастью, есть

Немало женских душ высоких,

Они б вам оказали честь —

Вам написали б эти строки;

Они б за вас слова нашли,

Чтоб облегчить тоску чужую.

От нас поклон им до земли,

Поклон за душу их большую.

Не вам, а женщинам другим,

От нас отторженным войною,

О вас мы написать хотим,

Пусть знают — вы тому виною,

Что их мужья на фронте, тут,

Подчас в душе борясь с собою,

С невольною тревогой ждут

Из дома писем перед боем.

Мы ваше не к добру прочли,

Теперь нас втайне горечь мучит:

А вдруг не вы одна смогли,

Вдруг кто-нибудь еще получит?

На суд далеких жен своих

Мы вас пошлем. Вы клеветали

На них. Вы усомниться в них

Нам на минуту повод дали.

Пускай поставят вам в вину,

Что душу птичью вы скрывали,

Что вы за женщину, жену,

Себя так долго выдавали.

А бывший муж ваш — он убит.

Все хорошо. Живите с новым.

Уж мертвый вас не оскорбит

В письме давно ненужным словом.

Живите, не боясь вины,

Он не напишет, не ответит

И, в город возвратись с войны,

С другим вас под руку не встретит.

Лишь за одно еще простить

Придется вам его — за то, что,

Наверно, с месяц приносить

Еще вам будет письма почта.

Уж ничего не сделать тут —

Письмо медлительнее пули.

К вам письма в сентябре придут,

А он убит еще в июле.

О вас там каждая строка,

Вам это, верно, неприятно —

Так я от имени полка

Беру его слова обратно.

Примите же в конце от нас

Презренье наше на прощанье.

Не уважающие вас

Покойного однополчане.

 

 

  • Like 4
Link to comment
Share on other sites

А хочешь уедем, вот просто возьмем и уедем?

Бросим тут всё, продадим, раздадим соседям,

Чтобы у кромки моря лежать на рассвете

И не быть ни за что в ответе.

Вдыхать воздух прекраснейшей Каталонии,

Пить крепкий кофе с утра на балконе,

И слушать божественные симфонии

В полной с собой гармонии.

Или наоборот, - бросимся в авантюры,

Будем снимать кино, рисовать с натуры,

Жизнь свою превратим в настоящий сюр

Без ценностей, без купюр.

Можем даже сменить имена и фамилии,

Скажем соседке, какой-нибудь Донне Эркилье,

Что мы убежали из далекой холодной Сибири

Или, вовсе, не из России.

Мы сотрем прошлое резиновым ластиком.

Мы будем целыми, а не чьей-нибудь частью

И, возможно, потеряем друзей не в меру участливых,

Не понявших того, что мы абсолютно, безмерно и бесконечно счастливы...

 

 

А хочешь уедем, вот просто возьмем и уедем?

Бросим тут всё, продадим, раздадим соседям,

Чтобы у кромки моря лежать на рассвете

И не быть ни за что в ответе.

Вдыхать воздух прекраснейшей Каталонии,

Пить крепкий кофе с утра на балконе,

И слушать божественные симфонии

В полной с собой гармонии.

Или наоборот, - бросимся в авантюры,

Будем снимать кино, рисовать с натуры,

Жизнь свою превратим в настоящий сюр

Без ценностей, без купюр.

Можем даже сменить имена и фамилии,

Скажем соседке, какой-нибудь Донне Эркилье,

Что мы убежали из далекой холодной Сибири

Или, вовсе, не из России.

Мы сотрем прошлое резиновым ластиком.

Мы будем целыми, а не чьей-нибудь частью

И, возможно, потеряем друзей не в меру участливых,

Не понявших того, что мы абсолютно, безмерно и бесконечно счастливы...

Ой прямо моя волна

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

На окошке на фоне заката

дрянь какая-то желтым цвела.

В общежитии жиркомбината

некто Н., кроме прочих, жила.

В полулегком подпитьи являясь,

я ей всякие розы дарил.

Раздеваясь, но не разуваясь,

несмешно о смешном говорил.

Трепетала надменная бровка,

матерок с алой губки слетал.

Говорить мне об этом неловко,

но я точно стихи ей читал.

Я читал ей о жизни поэта,

четко к смерти поэта клоня.

И за это, за это, за это, за это

эта Н. целовала меня.

Целовала меня и любила,

разливала по кружкам вино.

О печальном смешно говорила.

Михалкова ценила кино.

Выходил я один на дорогу,

чуть шатаясь, мотор тормозил.

Мимо кладбища, цирка, острога,

вез меня молчаливый дебил.

И грустил я, спросив сигарету,

что, какая б любовь ни была,

я однажды сюда не приеду.

А она меня очень ждала.

  • Like 10
Link to comment
Share on other sites

Валентин Гафт

 

ГРЕХИ

«Ах, если бы она была жива,

Я всё бы отдал за неё, всё бросил.»

Слова, слова, слова, слова, слова.

Мы все их после смерти произносим.

И пишутся в раскаянье стихи,

Но в глубине души навеки будут с нами

Грехи, грехи, грехи, грехи, грехи,

Которые не искупить словами.

  • Like 7
Link to comment
Share on other sites

  • 8 months later...

Константин Ваншенкин

Мальчишка

 

Он был грозою нашего района,
Мальчишка из соседнего двора,
И на него с опаской, но влюбленно
Окрестная смотрела детвора.

Она к нему пристрастие имела,
Поскольку он командовал везде,
А плоский камень так бросал умело,
Что тот, как мячик, прыгал по воде.

В дождливую и ясную погоду
Он шел к пруду, бесстрашный, как всегда,
И посторонним не было прохода,
Едва он появлялся у пруда.

В сопровожденье преданных матросов,
Коварный, как пиратский адмирал,
Мальчишек бил, девчат таскал за косы
И чистые тетрадки отбирал.

В густом саду устраивал засады,
Играя там с ребятами в войну.
И как-то раз увидел он из сада
Девчонку незнакомую одну.

Забор вкруг сада был довольно ветхий -
Любой мальчишка в дырки проходил,-
Но он, как кошка, прыгнул прямо с ветки
И девочке дорогу преградил.

Она пред ним в нарядном платье белом
Стояла на весеннем ветерке
С коричневым клеенчатым портфелем
И маленькой чернильницей в руке.

Сейчас мелькнут разбросанные книжки -
Не зря ж его боятся, как огня...
И вдруг она сказала:- Там мальчишки...
Ты проводи, пожалуйста, меня...

И он, от изумления немея,
Совсем забыв, насколько страшен он,
Шагнул вперед и замер перед нею,
Ее наивной смелостью сражен.

А на заборе дряхлом повисая,
Грозя сломать немедленно его,
Ватага адмиральская босая
Глядела на героя своего.

...Легли на землю солнечные пятна.
Ушел с девчонкой рядом командир.
И подчиненным было непонятно,
Что это он из детства уходил.

post-2490-0-41891100-1429027054.jpg

  • Like 3
Link to comment
Share on other sites

Константин Ваншенкин

Мальчишка

 

Он был грозою нашего района,Мальчишка из соседнего двора,

И на него с опаской, но влюбленно

Окрестная смотрела детвора.

Она к нему пристрастие имела,

Поскольку он командовал везде,

А плоский камень так бросал умело,

Что тот, как мячик, прыгал по воде.

В дождливую и ясную погоду

Он шел к пруду, бесстрашный, как всегда,

И посторонним не было прохода,

Едва он появлялся у пруда.

В сопровожденье преданных матросов,

Коварный, как пиратский адмирал,

Мальчишек бил, девчат таскал за косы

И чистые тетрадки отбирал.

В густом саду устраивал засады,

Играя там с ребятами в войну.

И как-то раз увидел он из сада

Девчонку незнакомую одну.

Забор вкруг сада был довольно ветхий -

Любой мальчишка в дырки проходил,-

Но он, как кошка, прыгнул прямо с ветки

И девочке дорогу преградил.

Она пред ним в нарядном платье белом

Стояла на весеннем ветерке

С коричневым клеенчатым портфелем

И маленькой чернильницей в руке.

Сейчас мелькнут разбросанные книжки -

Не зря ж его боятся, как огня...

И вдруг она сказала:- Там мальчишки...

Ты проводи, пожалуйста, меня...

И он, от изумления немея,

Совсем забыв, насколько страшен он,

Шагнул вперед и замер перед нею,

Ее наивной смелостью сражен.

А на заборе дряхлом повисая,

Грозя сломать немедленно его,

Ватага адмиральская босая

Глядела на героя своего.

...Легли на землю солнечные пятна.

Ушел с девчонкой рядом командир.

И подчиненным было непонятно,

Что это он из детства уходил.

attachicon.gifZXzYZWmFv-0.jpg

Прям привет из детства! Аж с запахами воспоминания нахлынули!
  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

Стихотворение к 9-му мая. Автор Евгений Шестаков. Прочитайте.

Победа, победа... Два людоеда подрались тысячу лет назад.

И два твоих прадеда, два моих деда, теряя руки, из ада в ад, теряя ноги, по Смоленской дороге по старой топали на восход, потом обратно. "... и славы ратной достигли, как грится, не посрамили! Да здравствует этот... бля... во всем мире... солоночку передайте! А вы, в платочках, тишей рыдайте. В стороночке и не группой. А вы, грудастые, идите рожайте. И постарайтесь крупных. Чтоб сразу в гвардию. Чтоб леопардию, в смысле, тигру вражьему руками башню бы отрывали... ик! хули вы передали? это перечница..."

А копеечница - это бабка, ждущая, когда выпьют. Давно откричала болотной выпью, отплакала, невернувшихся схоронила, на стенке фото братской могилой четыре штуки, были бы внуки, они б спросили, бабушка, кто вот эти четыле...

"Это Иван. Почасту был пьян, ходил враскоряку, сидел за драку, с Галей жил по второму браку, их в атаку горстку оставшуюся подняли, я письмо читала у Гали, сам писал, да послал не сам, дырка красная, девять грамм.

А это Федор. Федя мой. Помню, пару ведер несу домой, а он маленький, дайте, маменька, помогу, а сам ростом с мою ногу, тяжело, а все-ж таки ни гу-гу, несет, в сорок третьем, под новый год, шальным снарядом, с окопом рядом, говорят, ходил за водой с канистрой, тишина была, и вдруг выстрел.

А это Андрей. Все морей хотел повидать да чаек, да в танкисты послал начальник, да в танкистах не ездят долго, не "волга", до госпиталя дожил, на столе прям руки ему сложил хирург, Бранденбург, в самом уже конце, а я только что об отце такую же получила, выла.

А это Степан. Первый мой и последний. Буду, говорит, дед столетний, я те, бабке, вдую ишо на старческий посошок, сыновей народим мешок и дочек полный кулечек, ты давай-ка спрячь свой платочек, живы мы и целы пока, четыре жилистых мужика, батя с сынами, не беги с нами, не смеши знамя, не плачь, любаня моя, не плачь, мы вернемся все, будет черный грач ходить по вспаханной полосе, и четыре шапки будут висеть, мы вернемся все, по ночной росе, поплачь, любаня моя, поплачь, и гляди на нас, здесь мы все в анфас, Иван, Федор, Андрей, Степан, налей за нас которому, кто не пьян..."

  • Like 3
Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Слишком мало - сказать «Прости»,

Слишком много - ответить «Прощаю»,

Слишком глупо просить «Не грусти»,

И нечестно совсем - «Обещаю»,

Безнадежно звучит «Я был должен…»,

И обманчиво - «Знаешь, я тоже…»,

Непонятно - «Я думал, мы сможем…»,

Как-то робко совсем - «Быть может…»,

Проникновенно - «Сказать я хочу…»,

И с надеждой - «Не стоит, может…»,

И нежданно - «Тебя все люблю…»,

И печально - «И я тебя тоже…»,

Грустно - «Часто тебя вспоминаю…»,

И с печалью в глазах - «Я знаю»,

И вздыхая - «Мне сны снятся…»,

И в ответ - «В них тебя обнимаю…»,

Твердо - «Я во всем виноват…»,

Со слезами - «Не стоит, мы оба…»,

Горько - «Как вернуть все назад?»,

Плача - «Если бы знала, давно бы…»,

Нежно за руки взяв - «Прости…»,

Губ коснувшись слегка - «Я прощаю…»,

Крепко-крепко обняв - «Не грусти»,

И поддавшись - «Я обещаю…»,

Очень страшно услышать «Пора…»,

Слишком сложно ответить «Мне тоже…»,

И наивно - «Мы встретимся вновь?…»,

И жестоко ответить «Быть может…»,

Слишком мало - сказать «Прости»,

Слишком много - ответить «Прощаю»,

Очень страшно сказать «Отпусти…»,

Невозможно сказать «Отпускаю…»…

  • Like 2
Link to comment
Share on other sites

Этот стих я смогла прочитать лишь однажды, сейчас вспомнила про него, и закидываю сюда не читая заново, не могу... Очень люблю и жалею животных, особенно бездомных, которым выпала тяжелая судьба... Проблема бездомных животных для меня весьма актуальна и это один из животрепещущих вопросов в моей жизни...

Уродливый Кот

Когда-то давно жил я в стареньком доме.

С тех пор пролетел не один уже год.

И всем его жителям было известно

Насколько уродлив был местный наш кот.

Уродливый кот был всегда узнаваем –

Он был одноглазый и с ухом одним.

И знал он, как трудно на свете бывает,

Когда ты один и никем не любим.

Оторванный хвост, и поломана лапа

Срослась под каким-то неверным углом.

И множество шрамов.. А был он когда-то

Приятным на вид полосатым котом.

Кота никогда и никто не касался.

Бутылки и камни бросали в него.

Водой ледяной поливали из шланга.

Пытаясь прогнать со двора своего.

И лапы ему защемляли дверями,

Когда он пытался войти в чей-то дом.

Страдая от боли, зализывал раны

Уже много раз он под чьим-то окном.

Но все удивлялись, насколько отважен

Был этот невзрачный уродливый кот.

И если из шланга его поливают –

Он мокнет покорно, но не отойдёт.

И даже когда в него что-то бросали,

Он тёрся о ноги о ласке прося.

Увидев детей, он бросался за ними.

Мечтал о заботе, да только вот зря..

Не мог он понять, почему в целом мире

Не встретить того, кто бы смог приютить.

И хоть он уродлив и грязен снаружи,

Но с чистой душой и умеет любить.

Однажды кота покусали собаки,

Что жили напротив в соседнем дворе.

Послышался лай и о помощи крики.

Спустился я вниз – кот лежал на земле..

Уродливый кот был ужасно искусан,

Всё тело в крови. Он почти умирал.

Пытаясь укрыться от страха и боли,

Свернувшись в клубок, неподвижно лежал.

Он знал - наступает конец грустной жизни.

И след от слезы пересёк его лоб.

Я нёс его в дом, он хрипел, задыхался.

Мне стало вдруг плохо, меня бил озноб..

Я чувствовал то, как ему было больно.

И как тяжело ему просто вздохнуть.

Но вдруг он к лицу моему потянулся

И робко меня попытался лизнуть.

От слёз задыхаясь, к нему я прижался.

Прильнул он к ладони моей головой.

Его добрый глаз вдруг ко мне повернулся –

И кот замурлыкал, почти неживой..

И даже сквозь самые сильные боли

Просил этот кот лишь о капле любви.

О капле сочувствия, что в этой жизни

Мы доброе сердце сберечь не смогли.

Я в этот момент неожиданно понял,

Что самый красивый и любящий тот,

Кто смотрит сейчас на меня, умирая,

Обычный уродливый уличный кот.

Впервые он чувствовал чью-то заботу.

Нашёл он того, кто сумел полюбить.

И счастлив, что встретил того, кто смягчает,

А не пытается боль причинить…

Он умер чуть раньше, чем мы были дома.

Я сел у подъезда с котом на руках.

Держал его долго, пока не стемнело.

В душе поселились тревога и страх.

Ведь я осознал, что несчастный калека

Меня изменил за один только миг.

Он мне сообщил о страдании больше,

Чем тысячи лекций, уроков и книг.

Он мне расцарапал не тело, а душу.

И пусть в моей жизни немало забот,

Но я к одному только буду стремиться -

Учиться любить как Уродливый Кот...

  • Like 3
Link to comment
Share on other sites

  • 1 year later...

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

×
×
  • Create New...

Important Information

Пользовательское соглашение